Как поступить
в Онлайн-школу и получить аттестат?

Подробно расскажем о том, как перевестись на дистанционный формат обучения, как устроены онлайн-уроки и учебный процесс, как улучшить успеваемость и повысить мотивацию!

Нажимая на кнопку, я соглашаюсь на обработку персональных данных

Конспект урока: А.П. Чехов. Новая драма. «Вишневый сад»: история создания, жанр, система образов. Действующие лица и авторское отношение к ним

Русская литература XIX века

А.П. Чехов. Новая драма. «Вишневый сад»: история создания, жанр, система образов. Действующие лица и авторское отношение к ним

План урока

  • Драматургия А.П. Чехова
  • История создания пьесы «Вишневый сад»
  • Главные герои

Цели урока

  • Знать своеобразие драматургии А.П. Чехова, историю создания и систему персонажей пьесы «Вишневый сад»
  • Уметь анализировать драматическое произведение

Разминка

Какие художественные приёмы использует А.П. Чехов в своих рассказах?

 

Драматургия А.П. Чехова

 

Течение в драматургии, датирующееся рубежом XIX и XX веков и связанное с именами Генрика Ибсена, Мориса Метерлинка и Антона Павловича Чехова принято называть новой драмой.

 

Появление этого течения, в первую очередь, связано с желанием авторов перестроить традиционную драматургическую систему.

 

Изменения в драматургии, произошедшие благодаря новой драме:

изменение типа конфликта (возникает проблема самоопределения героев);

поменялась структура действия – теперь в драме преобладают монологи;

произошли изменения в создании характеров персонажей (герои не разделяются только на хороших или плохих и имеют несколько моделей поведения, которые изменяются в зависимости от ситуации).

Рис. 1. А.П. Чехов в группе артистов МХТ. Чтение «Чайки». Фото 1899. Рис. 1. А.П. Чехов в группе артистов МХТ. Чтение «Чайки». Фото 1899.

Уже первая серьезная драматическая вещь А.П. Чехова, поставленная на сцене, – драма «Иванов» (1887) – отличалась оригинальностью построения и непривычной сложностью в разработке характера главного героя. В образе русского интеллигента Иванова, некогда поклонявшегося высоким «либеральным» идеалам социального переустройства общества, но «надорвавшегося» и пытающегося принять в качестве нормы серое, обыденное, безыдеальное существование, в которое погружены другие герои пьесы, А.П. Чехов изобразил характерный для 1880-х годов тип человека, утратившего веру, болезненно переживающего эту утрату, но не умеющего ни понять причин случившегося, ни найти в себе силы для духовного возрождения. Самоубийство Иванова в финале пьесы, символически выражающее тупиковость жизненной ситуации, в которой оказался герой, вместе с тем представлено так, что сколько-нибудь однозначно определить авторское отношение к этому событию невозможно: герой – в глазах автора – одновременно оказывается и «сильным» и «слабым», и достойным осуждения предателем былой веры и невинной жертвой трагических обстоятельств Жизни. 

 

Однако в полную силу драматургическое новаторство А.П. Чехова проявилось в последующих его четырех пьесах: «Чайка» (1896), «Дядя Ваня» (1897), «Три сестры» (1900) и «Вишневый сад» (1903) 

 

В широком смысле эстетика Чехова-драматурга соотносима с эстетикой творцов европейской «новой драмы» – Г. Ибсена, М. Метерлинка, А. Стриндберга, Г. Гауптмана с характерным для них переносом «взрывной» энергии театрального действия в подчеркнуто бытовую сферу частной, семейной жизни средних слоев и тенденцией к нарочитой символизации действительности. Не менее значима для писателя и опора на русскую «реалистическую» драму середины XIX века – в первую очередь И.С. Тургенева и раннего А.Н. Островского с их установкой на замедление живого драматического действия, ослабление сюжетной интриги и приглушение конфликта за счет тщательной обрисовки посторонних для основного сюжета сцен, положений и характеров, приобретающих вполне самостоятельное значение и из условного бытового фона превращающихся в необходимые моменты общего «потока жизни».

 

Бытовое течение жизни в ее мелких и случайных обыденных проявлениях, не знающее ни глобальных конфликтов, ни радикальных поворотов событий, становится отличительной чертой и главным объектом изображения в чеховской драматургии. Если в драме и происходят какие-либо яркие, значимые события – такие как страшный городской пожар в «Трех сестрах» или продажа с аукциона усадьбы и сада Гаева и Раневской в «Вишневом саде», – они неизменно оказываются на периферии основного действия и принципиально ничего не меняют в судьбах героев. «Бессобытийность» чеховских пьес напрямую связана с их «многогеройностью» или, по-другому, отсутствием центрального, главного персонажа, носителя определенной идеи или важной ценностной установки, состоятельность и жизнеспособность которого проверялась бы через столкновение с действительностью или идеями и установками других героев. 

 

Разделение на главных и второстепенных персонажей у А.П. Чехова остается, но первых (в одной пьесе) всегда больше, чем один или два: в «Чайке» и «Вишневом саде» их, как минумум, четверо, в «Трех сестрах» — семеро, и один не более важен, чем другой. Целенаправленное обытовление традиционного драматургического повествования проявляется и в «смысловой разряженности» диалогов героев, в речах которых постоянно смешивается важное с неважным, глубоко серьезное со смешным и нелепым, подчас анекдотическим. Для создания впечатления большего бытового правдоподобия А.П. Чехов также использует звуковые и шумовые эффекты: звуки набата, звон колокольчика, игру на скрипке или фортепьяно, стук топора по деревьям и др. Сопровождая или перемежая ими разговоры и реплики персонажей, он добивается слияния словесного, «значимого», и несловесного, «незначимого», звукового ряда в одно общее звуковое целое, в котором традиционная жесткая граница между «значимым» и «незначимым» начинает сдвигаться и размываться. 

 

Понижение в статусе событийного, или «внешнего» начала резко повышает у А.П. Чехова статус начала «внутреннего», или психологического. Драма А.П. Чехова — психологическая драма и в самом общем, и в самом прямом смысле этого слова. Переживания, эмоции, душевные терзания и страдания, упования и чаяния героев – вот что изнутри наполняет и динамизирует их лишенное ярких событий каждодневное бытовое существование. По словам самого А.П. Чехова, люди в его пьесах «обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни». Отсюда резкое усиление в драме А.П. Чехова, по сравнению с драмой традиционной, роли психологического «подтекста», сферы скрытых душевных переживаний героя, не получающих отражения в его сознательной речи, но находящих выражение в его случайных «странных» репликах, обмолвках, реже – в молчании и ситуационно немотивированных жестах. 

 

Специфической особенностью пьес А.П. Чехова является и их жанровая неопределенность: обладая всеми признаками бытовой и психологической драмы, они в то же время любопытным образом объединяют в себе черты традиционных жанров комедии и трагедии. Чисто комические, иногда водевильные, даже фарсовые эпизоды и персонажи встречаются во всех пьесах писателя, а жанр «Чайки» и «Вишневого сада» сам автор определил как комедию. Но юмор А.П. Чехова не строго комической природы, для этого в нем слишком мало веселья и оптимизма. Комические приемы нередко используются драматургом для выражения атмосферы общего разлада и взаимонепонимания, в которой так или иначе пребывают герои всех его пьес. Такова, в частности, функция оборванных, «пустых» (т.е. никак не двигающих идею или сюжет драмы) и немотивированно перебивающих друг друга монологов и диалогов, в высшей степени характерных для чеховской драматургии и позволяющих рассматривать ее как своего рода предсказание или первый опыт расцветшей в XX веке «экзистенциалистской» и абсурдистской» драмы. Помимо атмосферы абсурда, скрыто трагедийное начало чеховских пьес реализуется также в их сюжете: как бы ни переплетались и ни сталкивались линии жизни разных героев, сами герои всегда остаются внутренне одинокими, потерянными, независимо оттого, тоскуют ли они по идеалу, которого по непонятным причинам никогда не могут достигнуть, или, довольствуясь каким-либо его суррогатом, убеждают себя и других в том, что сумели его обрести. 

 

Трагический отсвет лежит и на символике чеховских пьес, к которой как к новому выразительному средству прибегает автор, опираясь на опыт Ибсена и Метерлинка. С одной стороны, сквозные, лейтмотивные образы, организующие символическое пространство «Чайки» (чайка, подстреленная Треплевым), «Трех сестер» (Москва, в которую мечтают уехать сестры), «Вишневого сада» (прекрасный вишневый сад, продаваемый за долги), есть символы утраченного или предвосхищаемого в будущем Идеала, с другой – его трагической недостижимости, невоплощаемости в реальной жизненной практике и, следовательно, иллюзорности. 

 

В содержательном отношении четыре великие чеховские пьесы продолжают и развивают проблематику прозаического творчества писателя, на первый план выдвигая проблему духовной состоятельности личности перед лицом жизненной трагедии и поисков ею истинной веры, способной дать ответы на главные вопросы существования.


  1. Какие черты присущи новой драме?
  2. В чём особенность драмы А.П. Чехова?


История создания пьесы «Вишневый сад»

Рис. 2. «Вишневый сад». Раневская — Р. Литвинова, Фирс — В. Кашпур, Гаев — С. Дрейден. Спектакль МХТ им. Чехова. Фото 2004. Рис. 2. «Вишневый сад». Раневская — Р. Литвинова, Фирс — В. Кашпур, Гаев — С. Дрейден. Спектакль МХТ им. Чехова. Фото 2004.

Последняя пьеса Антона Павловича Чехова (1860–1904) стала самым знаменитым произведением мировой драматургии XX века. Проникнуть в ее смысл пытались и пытаются актеры, режиссеры, читатели, зрители многих стран. 

 

Известно, что А.П, Чехов обдумывал пьесу с 1896 по 1903 год. Писалась она с марта по октябрь 1903 года. Но трудно точно сказать, когда именно в сознании А.П. Чехова возник замысел пьесы «Вишневый сад». Может быть, точкой отсчета можно считать печальную историю продажи дома А.П. Чеховых в Таганроге, пережитую писателем в юности, когда близкий друг семьи, обещая помощь, обманул семью и сам купил дом за бесценок. Дом этот строился для большой семьи отцом Чехова, сыном простолюдина, «выбившимся в люди», и был, в своем роде, их «родовым гнездом». Продажа «имения» – одна из самых ранних бед, пережитых писатель. Эта тема не раз отзовется в его произведениях: рассказах «Чужая беда», «Соседи», «Черный монах», «У знакомых» и, конечно же, в прощальной пьесе «Вишневый сад».

 

В марте 1901 года А.П. Чехов пишет в письме Ольге Леонардовне Книппер: «Следующая пьеса, какую я напишу, будет непременно смешная, очень смешная, по крайней мере по замыслу». Трудно в этих словах узнать будущий «Вишневый сад», но тем не менее речь идет именно о нем. Уже работая над пьесой, в сентябре 1903 года, А.П. Чехов пишет Ольге Леонардовне: «Вышла у меня не драма, а комедия, местами даже фарс». Он так и обозначил жанр своего произведения – комедия.

 

А.П. Чехов пишет о будущей пьесе: «Она чуть-чуть забрезжила в мозгу, как самый ранний рассвет...». Именно с рассвета, чуть-чуть брезжущего, нежного чувства, атмосферы весны и начинается пьеса. К.С. Станиславский вспоминает: «В воображении А.П. Чехова стало рисоваться окно старого помещичьего дома, через которое лезли в комнату ветки деревьев. Потом они зацвели снежно-белым цветом». Сад является одним из толчков к замыслу пьесы, ее ключевым символом – с его образа и начинается написание произведения. 

Рис. 3. «Вишневый сад». Раневская — О.Л. Книппер. Рис. 3. «Вишневый сад». Раневская — О.Л. Книппер.

5 февраля 1903 года А.П. Чехов пишет: «В голове она у меня уже готова. Называется «Вишневый сад», четыре акта, в первом акте в окна видны цветущие вишни, сплошной белый сад. И дамы в белых платьях». Белый цвет, возникший на ранней стадии замысла еще только брезжущим рассветом, затем станет символичным в пьесе: на Раневской – белое платье, пишет А.П. Чехов в письме О.Л. Книппер, поясняя ей, как следует играть эту героиню. Лопахин гордится и немного смущен тем, что он ходит в «белой жилетке», в отличие от его предков-мужиков. На Шарлотте – тоже белое платье. В белом жилете появляется и Фирс в самом конце пьесы – в заколоченном доме, обреченный на умирание вместе с ним. Одетой в белое платье чудится Раневской и покойница-мать, гуляющая по саду. И самое главное – сад весной весь в белом. Как невеста. Или как покойник, в саване.

 

Работа над «Вишневым садом» шла быстро. Уже к концу 1903 года пьеса была закончена, и сразу начались репетиции ее в Московском Художественном театре. А.П. Чехов, будучи уже тяжело больным, приезжал из Ялты в Москву и принимал в постановке самое деятельное участие, давал рекомендации первым актерам-исполнителям героев пьесы. Надо сказать, А.П. Чехов и постановщики первого спектакля по этой пьесе, К.С. Станиславский и В.И. Немирович-Данченко, существенно расходились в трактовке пьесы, особенно в понимании ее жанра. А.П. Чехов продолжал настаивать, что его пьеса – комедия, тогда как постановщики видели в ней и ставили ее как лирическую драму. С тех пор, с самой первой постановки этой пьесы в 1904 году, проблема жанра то и дело всплывает в связи с новыми трактовками этой загадочной чеховской пьесы.

 

На сцене театра пьеса впервые была поставлена в январе 1904 года в Московском художественном театре. Первая печатная версия произведения появилась в мае этого же года, первое отдельное издание пьесы появилось на свет благодаря А.Ф. Марксу.

 

В более позднее время театральные интерпретации «Вишневого сада» А.П. Чехова отличались разнообразием. Эту пьесу ставили в 70-х годах А. Эфрос, Г. Волчек. В 80–90-е годы интерес к этому произведению А.П. Чехова еще более усиливается: появляются оригинальные трактовки Э. Някрошюса, И. Райхельгауза, М. Розовского, К. Гинкаса и др. Видимо, это связано с тем, что в сознании современников чеховская пьеса предстает как метафора смены исторических эпох, где бы и на какой социальной почве эта смена ни происходила.


  1. Когда А.П, Чехов впервые задумал написать пьесу «Вишнёвый сад»?
  2. Как сюжет комедии соотносится с фактами биографии А.П. Чехова?


Особенности жанра, композиция

 

«Почему в афишах и газетных объявлениях моя пьеса так упорно называется драмой? Немирович и Станиславский в моей пьесе видят положительно не то, что я написал» - отзывался А.П. Чехов о постановке.

 

О жанре «Вишневого сада» существуют самые разные мнения. Споры начались еще с самой первой постановки «Вишневого сада» К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко. Художественный театр поставил ее как тяжелую драму русской жизни«Это не комедия, это трагедия... Я плакал, как женщина...» (К.С. Станиславский).

 

А.П. Чехов определил жанр так: комедия.


Комедия  (от греч. Komos – веселая толпа и oide – песнь) – один из основных видов драмы, изображающий такие жизненные положения и характеры, которые вызывают смех.

 

Комедия как особая форма комического в литературе наиболее точно улавливает и передает его важнейшие оттенки – юмор, иронию, сарказм, сатиру. Отсюда многокрасочность и разнообразие комедийных жанров: от развлекательных (фарс, интермедия, водевиль) до «серьезных», содержащих в себе глубокую идейную задачу.

 

Различают комедию «положений» и комедию «характеров». В первой источником смешного являются всякого рода нелепые стечения обстоятельств. Комедия «характеров» сосредоточивает внимание на различных недостатках людей, искажающих их человеческую сущность.


Рис. 4. «Вишневый сад». Лопахин — А. Миронов. Спектакль Московского Академического Театра Сатиры. Фото 1984 Рис. 4. «Вишневый сад». Лопахин — А. Миронов. Спектакль Московского Академического Театра Сатиры. Фото 1984

Можно ли рассматривать «Вишневый сад» как комедию «положений» или «характеров»? Обстоятельства, в которых оказываются герои пьесы А.П. Чехова, нелепы (родной дом погибает, а хозяева пьют кофе и раздают золотые направо и налево, при этом отвергая возможный разумный выход из ситуации). Герои говорят о прекрасном будущем, о новом, невообразимой красоты саде, будучи совершенно равнодушными к уже существующему саду в настоящем. Но эти нелепости происходят не по вине героев – так складываются их жизни, к такому итогу привела логика развития их характеров и жизненных обстоятельств. В этом видны закономерности, отнюдь не вызывающие смех. И характеры героев вовсе не смешны – они драматичны и неоднозначны. Никому из героев Чехов не дает прямолинейной характеристики. 

 

Определение пьесы как комедии связано с особым чеховским пониманием природы этого жанра. Т.Л. Щепкина-Куперник вспоминает, как А.П. Чехов рассказывал ей о такой идее: «–Вот надо бы написать такой водевиль: пережидают двое дождь в пустой риге, шутят, смеются, сушат зонты, в любви объясняются – потом дождь проходит, солнце – и вдруг он умирает от разрыва сердца! – Бог с вами, Антон Павлович! –изумилась я. – Какой же это будет водевиль? – А зато жизненно. Разве так не бывает? Вот шутим, смеемся – и вдруг – хлоп! Конец!» Этому разговору почти сто лет, и все эти годы театры многих стран ищут «меру грустного и смешного» в чеховских пьесах. Ясно одно: однозначному жанровому прочтению – только печальному или только комическому – эти произведения не поддаются.

 

Исследователь творчества Чехова З.С. Паперный пишет: «Можно сказать, жанр чеховских пьес (и «Чайки», и «Дяди Вани», и «Вишневого сада») родился на границе понятий «комедия» и «драма»как бы на самом лезвии, и не соскакивает окончательно ни в одну, ни в другую сторону».

 

Известно пушкинское высказывание о высокой комедии, которая, по его словам, близко подходит к трагедии. В наши дни существует жанровый термин «трагикомедия». В трагикомедии драматург отражает одни и те же явления действительности одновременно и в комическом, и в трагическом освещении. При этом трагическое и комическое не просто соединены. Эти элементы, взаимодействуя, усиливают друг друга, образуя в конечном счете органическое нерасторжимое единство. Трагикомедией является, по-видимому, и «Вишневый сад».

 

«Мы ушли от привычного лирического быта, – писал один из самых ярких режиссеров-постановщиков пьесы «Вишневый сад» в 1970-е годы Анатолий Эфрос, – и открыли дорогу странному трагизму, который в этой пьесе заложен. Чистый, какой-то даже наивный трагизм. Детская разноголосица в минуту грозящей опасности». Этот «наивный трагизм» особенно виден на примере третьего действия: бал в доме устраивается именно в тот день, когда на торгах решается судьба вишневого сада; Варя танцует, плача; Раневская и Петя говорят о том, что значит быть «выше» или «ниже» любви, осыпая друг друга упреками и одновременно жалея, а затем Петя, рассерженно удалившийся после этого разговора, падает с лестницы. Это – проявление того самого принципа, по которому А.П. Чехов собирался писать водевиль, заканчивающийся смертью. Так возникает жанровое образование, позволяющее одновременно передать и жалость по отношению к персонажам пьесы, и гнев, и сочувствие к ним, и их осуждение – все то, что вытекало из идейно-художественного замысла автора.

 

Особенностью пьес А.П. Чехова является их кажущаяся «бесконфликтность». В пьесе «Вишневый сад» нет резкого противостояния характеров, ослаблены элементы занимательности фабулы, пьеса строится не на остросюжетном драматическом действии, а на углубленном психологическом анализе характеров.

 

А.П. Чехов пытается перенести в пьесы основные принципы «объективной» прозы. Отсюда – новая организация художественного материала, новое представление о принципах построения действия.

Рис. 5. «Вишневый сад». Лопахин — В. Высоцкий, Раневская — А. Демидова. Спектакль Театра на Таганке. 1974. Рис. 5. «Вишневый сад». Лопахин — В. Высоцкий, Раневская — А. Демидова. Спектакль Театра на Таганке. 1974.

В «Вишневом саде» в жизни персонажей нет явных катастроф – если не считать аукциона, о котором они знают заранее. Действие пьесы протекает шесть месяцев. Чем заняты герои? Раневская, Гаев, Аня, Петя Трофимов? Только разговорами. Трудятся лишь Лопахин и Варя – да и то где-то за сценой. Ничего не происходит. Герои плывут по течению. Нет событий, а жизнь разбита. Почему? Кто виноват? Вроде бы никто, и вместе с тем – все. 

 

Чеховские пьесы строятся как многоплановое развертывание многих мотивов и лейтмотивов. Каждый эпизод окрашен единым настроением, и пьеса развивается не от события к событию, а от настроения к настроению. Реплики и эпизоды связаны ассоциативно, по законам поэтическим или музыкальным. Поэтому пьесы А.П. Чехова нередко называют драмами настроения или лирическими драмами. Пожалуй, главное в чеховском театре – это свобода от жанровых условностей (при тонком понимании законов сцены). Как А.С. Пушкин создал в «Евгении Онегине» «роман жизни», так А.П. Чехов создавал свои «драмы жизни», сочетая в них высокое и низкое, прозу и поэзию, быт и бытие, историю и вечность. Многое из того, что у А.П. Чехова было лишь намечено, открыло дорогу целым направлениям театрального искусства XX века – таким как эпический театр Б. Брехта, драматургия абсурда, театр Т. Уильямса.


  1. Почему жанр «Вишнёвого сада» необычен?
  2. Как в пьесе переплетаются драматический и комический пафос (сад гибнет; судьбы героев рушатся, но в изображении этих событий присутствуют элементы фарса и абсурда)?


Главные герои

Рис. 6. Б. Йогансон. Раневская, Лопахин (справа) и Фирс (слева). Рис. 6. Б. Йогансон. Раневская, Лопахин (справа) и Фирс (слева).

Система образов в пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад» представлена тремя группами. Первую группу персонажей составляют люди уходящей «дворянской» эпохи – Любовь Андреевна Раневская и ее брат Леонид Андреевич Гаев. Другими словами, это старые владельцы вишневого сада, хотя по возрасту они вовсе не старые люди: Гаеву всего пятьдесят один год, а Раневская, вероятно, моложе его лет на десять. Можно предположить, что к этой группе примыкает и образ Вари, приемной дочери Раневской, а также старого лакея Фирса, который является как бы частью этого дома, имения и всей уходящей жизни. 

 

От этих героев очень отличается Ермолай Алексеевич Лопахин, новый владелец имения и вишневого сада. Это самое «действующее» лицо в пьесе – он активен, энергичен и неуклонно движется к своей цели: покупке сада.

 

Третья группа – это так называемое «молодое поколение» в пьесе: Аня, дочь Раневской, и Петя Трофимов, бывший учитель погибшего сына Раневской. Их объединяет, кроме чувства любви, общая устремленность прочь от старой жизни и обветшавших ценностей, минуя здравый смысл лопахинского мироустройства, к некому прекрасному будущему, которое рисуется в речах Трофимова сияющим, но бесплотным.

 

Эти три группы противопоставлены в пьесе не по отношению друг к другу, хотя они имеют разные понятия о добре и зле, разные ценности, но при этом они любят друг друга, сочувствуют, сожалеют о жизненных неудачах друг друга, даже готовы прийти на помощь друг другу. Главная черта, разводящая их по разные стороны, определяющая их будущую жизнь, – это их отношение к вишневому саду. Причем в данном случае сад – не просто часть имения, а некая ценность, почти одушевленное лицо, вопрос жизни и смерти которого решается на протяжении сценического действия. Так что можно говорить еще об одном герое этой пьесы, причем самом «положительном» и страдающем – Вишневом саде.

 

Прочие персонажи пьесы – не просто вспомогательные второстепенные действующие лица, нужные по сюжету. Это особенные образы-«спутники» главных героев – таков, видимо, замысел Чехова. Каждый из этих героев как бы несет в себе какую-либо черту какого-то главного героя, но в утрированном виде.

 

Бросается в глаза совершенно разная степень разработки характеров – Гаев, а особенно Раневская даны во всей сложности переживаний, противоречивого сочетания душевных достоинств и грехов, доброты и легкомыслия, ошибок. Аня и Петя Трофимов больше намечены, нежели изображены.

Рис. 7. В. Бритвин. Раневская. Рис. 7. В. Бритвин. Раневская.

Любовь Андреевна Раневская. А.П. Чехов ограничивается скупой характеристикой этого персонажа в перечне действующих лиц: помещица. И добавляет в объяснении для постановщиков и актеров, как надо играть эту героиню: «Раневскую играть нетрудно, надо только с самого начала верный тон взять; надо придумать улыбку и манеру смеяться, надо уметь одеться». По ходу пьесы становится ясно, что Раневская когда-то она была счастлива и беззаботна в этом имении, которое для нее было одухотворено красотой сада, любовью, молодостью.

 

Раневская бежала от навалившегося на нее горя, оставив своих дочерей, родную и приемную. В Париже, а точнее, в Ментоне, пригороде Парижа, у нее была дача, которую промотал ее любовник, судя по всему, бесчестный и недостойный человек. Три года прошло в унижениях и страданиях. Она даже пробовала отравиться. Жизнь Раневской во Франции неуютная и какая-то случайная – ничто не заменило ей там дома.

 

Приезд Раневской домой в имение – это не только попытка что-то предпринять, чтобы спасти его от продажи. Это возвращение к родному очагу, к детям, к родным могилам, к самому ценному в ее жизни. И именно прекрасный цветущий майский сад – воплощение для нее этих ценностей.

 

Но реальность неумолима: имение заложено. Брат Леонид не внес в банк вовремя проценты. Имение назначено к продаже. У Раневской нет даже приблизительного плана, как спасти имение. Она слабо верит, что ярославская тетушка пришлет деньги, чтобы выкупить имение. В то же время она отвергает предложение Лопахина разбить сад на участки и сдавать их арендаторам под дачи, чтобы «иметь самое малое двадцать пять тысяч в год дохода».

 

Поведение Раневской кажется нелогичным, странным: погибает то, что ей так дорого, а она предается сентиментальным воспоминаниям, пьет кофе, раздает последние деньги проходимцам, плачет, объясняет Пете Трофимову, как надо жить, отдаваясь безоглядно чувствам и совершая безумства, устраивает какой-то лихорадочный праздник с еврейским оркестром в день торгов. Словом, ее поведение говорит либо о глупости, либо о растерянности, слабости и обреченности ее жизни, которые она осознает и поэтому не хочет бороться. Раневская добра – и легкомысленна, щедра – и глупо расточительна, она тонко чувствует красоту – и равнодушна к судьбе дочерей, которые обречены на нищенство, она может простить измену и проявить милосердие по отношению к человеку, обманувшему ее («он болен, одинок») – и уехать, оставив в заколоченном доме старого слугу. Именно она понимает, что гибель сада – это уничтожение красоты и памяти, но именно ее неумение его защитить приводит сад к гибели. Она несовершенна, как всякий человек, и именно по этой причине достойна сочувствия: ее достоинства пасуют перед ее же слабостями. Она ответственна за гибельную судьбу сада (читай: культуры, памяти предков, родины). Но, в то же время, в ней нет сил и энергии и, наверное, достаточно ума, чтобы защитить все то, что для нее (да и не только для нее) является ценностью. Она страдает от этого, испытывает боль. Вина Раневской является одновременно ее бедой. Наверное, по замыслу писателя, это расплата за бездумную, неодухотворенную, какую-то случайную жизнь, которой жили все «бывшие», все дворяне, вся интеллигенция накануне грозных событий XX века. 

 

Лопахин Ермолай Алексеевич. По чеховской характеристике – купец. А.П. Чехов так объясняет этот образ в письмах О.Л. Книппер и К.С. Станиславскому: «Ведь это не купец в пошлом смысле этого слова, надо сие понимать. Роль Лопахина центральная. Если она не удастся, то значит и пьеса вся провалится... Лопахина надо играть не крикуну, не надо, чтобы это непременно был купец. Это мягкий человек... Лопахин, правда, купец, но порядочный человек во всех смыслах, держаться он должен вполне благопристойно, интеллигентно, не мелко, без фокусов».

Рис. 8. «Вишневый сад». Лопахин — В. Высоцкий. Спектакль Театра на Таганке. 1974. Рис. 8. «Вишневый сад». Лопахин — В. Высоцкий. Спектакль Театра на Таганке. 1974.

Ермолай Лопахин не может забыть, что он мужик. В его память врезалась фраза, сказанная ему Раневской, когда она утешала его, тогда еще мальчика, избитого отцом: «Не плачь, мужичок, до свадьбы заживет». Лопахин этих слов забыть не может:

 

Сознание «мужичьего» прошлого, с одной стороны, мучает его, являясь источником его незабываемого унижения, но, с другой стороны, он гордится тем, что смог выбиться «в люди». Более того, в момент действия пьесы для своих бывших хозяев он – возможный благодетель, человек, который может помочь им выпутаться из неразрешимых проблем. Лопахин то и дело предлагает Раневской и Гаеву свои планы спасения: например, отдать землю под участки для дач, а сад, ввиду его совершенной бесполезности, вырубить. И он искренне огорчается, когда они не слышат его разумных слов, и не понимает их беспечности на краю гибели.

 

В планах Лопахина помочь своим бывшим хозяевам нет и тени коварства. Он искренен. Почему он хочет им помочь? Может, потому, что помнит добро Раневской. Что же сделала по отношению к нему Раневская – остается за пределами пьесы, но можно догадаться, что она, в силу своего мягкого характера, своего благородства, просто видела в нем не лакея, а человека, уважала в нем достоинство, жалела. Одним словом, она проявляла себя как истинная аристократка – великодушная, добрая, культурная, благородная, достойная. Может быть, именно сознание недосягаемости этого идеала человечности и заставляет Лопахина совершать противоречивые поступки.

 

Лопахин и Раневская – два центра пьесы. И сюжет развивается так, что личные отношения между ними оказываются все-таки не самым главным, они отступают перед тем, что Лопахин делает как бы невольно, словно удивляясь самому себе.

 

Третье действие проходит в нервном напряжении: все ждут, когда приедет с торгов Гаев и какую весть он привезет о судьбе сада. Надеяться на благополучный исход они не могут, остается только уповать на чудо...

 

И вот роковое известие: сад продан! Все происходит как будто по страстному желанию Лопахина, но против его воли, потому что через минуту, увидев несчастную Раневскую, он вдруг произносит слова, совершенно противоречащие его предыдущему восторгу: «Бедная моя, хорошая, не вернешь теперь. (Со слезами.) О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась как-нибудь наша нескладная, несчастливая жизнь...». А в следующее мгновение купец в Лопахине вместе с бывшим мужиком бодро поднимают голову и кричат по-хамски: «Музыка, играй отчетливо! Пускай все, как я желаю!.. За все могу заплатить!»

 

Ему страстно хочется красоты, чистоты, он тянется к культуре (Лопахин – единственный персонаж, который в первой сцене встречает зрителя с книжкой в руке. Правда, читая ее, он заснул, но прочие персонажи вообще книжек в руках не держат на протяжении пьесы), но все же «земное» начало в нем, мужичий здравый смысл, купеческий расчет оказываются сильнее. Понимая, что вишневый сад прекрасен, испытывая гордость по поводу овладения им, Лопахин при этом торопится его вырубить и устроить все по своему пониманию счастья.

 

Интеллигенция создала из крепостного, забитого, покорного раба свободного, талантливого, творчески активного человека, подобного себе. Но сама она умирала, и он вместе с ней, потому что без корней, из которых вырос, он не мог существовать. «Вишневый сад» – это драма утраты духовных корней.


  1. Почему Раневскую и Лопахина А.П. Чехов называет главными героями?
  2. Как каждый из представленных героев относится к вишнёвому саду?


Несмотря на то, что ситуация, в которой оказалась Раневская, близка самому Чехову, он не питает никаких теплых чувств к ней и Гаеву. Автор считает их людьми недалекими. Их время прошло, поэтому героям остается только надеяться на чудо. Это не вызывает никакого сострадания у А.П. Чехова. Его отношение к Лопахину весьма противоречиво. Он ближе автору чем Раневская или Гаев, но писателя отталкивает бездушная расчетливость героя. На таких как Лопахин нельзя оставлять Россию, поэтому вся надежда автора на Аню и Петю. А.П. Чехов верит, что будущее принадлежит исключительно молодому поколению. Да, Трофимов пустой философ, а Аня временами инфантильна, но оба они еще молоды и уверены в своих силах.

 

«Вишнёвый сад» сделал Чехова-драматурга известным новатором в русском театре. Противоречивость пьесы основана на противоречивости времени и исторической обстановки. Режиссер Питер Брук так отозвался о комедии: «ʺВишневый садʺ может быть поставлен как оптимистический или как пессимистический спектакль. Довод очень прост. Речь идет об изменении общества в определенный исторический период: одна структура должна уступить место другой. <... > Изучение отдельной семьи становится социальной фреской


Контрольные вопросы

 

  1. Как у А.П. Чехова появилась идея пьесы «Вишневый сад»?
  2. Почему А.П. Чехов отказывается от традиционного деления персонажей на положительных и отрицательных?
  3. Как Чехов выявляет общность между персонажами, их скрытое сходство? Как образы слуг подчеркивают скрытые черты характеров господ?
  4. В чем заключается комическое драмы?
  5. Как на действие сюжета влияют внесценические персонажи?
  6. В чем особенности образа Лопахина? Какое значение для понимания этого героя имеет упоминание об его происхождении?
  7. Почему Петя Трофимов сравнивает Лопахина с «хищным зверем» и вместе с тем признает, что у него «тонкая, нежная душа»?


Предыдущий урок
Ф.И. Тютчев. Адресаты любовной лирики. Любовная лирика Ф.И. Тютчева. Любовь как стихийная сила и «поединок роковой»
Русская литература XIX века
Следующий урок
Л.Н. Толстой «Война и мир». Изображение войны 1805-1807 гг, 1812 г. Философия войны в романе. «Мысль народная» в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». Кутузов и Наполеон.
Русская литература XIX века
  • А.С. Пушкин. Философская лирика

    Литература

  • Электрическое поле. Напряжённость электрического поля

    Физика

  • Л.Н. Толстой. «Война и мир». Путь духовных исканий Андрея Болконского

    Литература

Зарегистрируйся, чтобы присоединиться к обсуждению урока

Добавьте свой отзыв об уроке, войдя на платфому или зарегистрировавшись.

Отзывы об уроке:
Пока никто не оставил отзыв об этом уроке