Как поступить
в Онлайн-школу №1 и получить аттестат?

Подробно расскажем о том, как перевестись на дистанционный формат обучения, как устроены онлайн-уроки и учебный процесс, как улучшить успеваемость и повысить мотивацию!

Нажимая на кнопку, я соглашаюсь на обработку персональных данных

Ф.И. Тютчев. Адресаты любовной лирики. Любовная лирика Ф.И. Тютчева. Любовь как стихийная сила и «поединок роковой»

Русская литература XIX века

Ф. И. Тютчев. Адресаты любовной лирики. Любовная лирика Ф. И. Тютчева. Любовь как стихийная сила и «поединок роковой»

План урока

  • Любовная лирика («К.Б.», «О, как убийственно мы любим…»)

Цели урока

  • Знать своеобразие любовной лирики Ф. И. Тютчева
  • Уметь анализировать поэтические тексты

Вступление

Любовь   –   одна   из   важнейших   сторон  и  тем  не  только   поэзии,   но  и   жизни
Ф. И. Тютчева, без которой невозможно представить себе личность и судьбу поэта, ибо его жизнь и судьба, кроме всего прочего, есть еще и сложная, противоречивая, но  по-своему  единая   история   любви,  любви-страсти,   любви-стихии.  Полюбив,
Ф. И. Тютчев уже не умел, не мог разлюбить, потому что «любимая женщина являла для него как бы полнозвучное воплощение целого мира – неповторимое, но все же несущее в себе именно все богатство мира» (В. Кожинов).

 

Любовная лирика

 

Любовь для Тютчева – чувство, доставляющее душевным силам высшее напряжение и высшее наслаждение. Без нее для поэта немыслимо человеческое существование вообще, и потому любовь – символ подлинно человеческого бытия, один из его сущностных признаков. Среди тютчевских стихотворений о любви есть и вполне традиционные, написанные в духе элегии, мадригала, романса, а есть и совершенно особые, не похожие на любовные стихи других поэтов.

 

«К. Б.» («Я встретил Вас – и все былое...», 1870)

 

До нас дошло немного сведений о первой мюнхенской любви Ф. И. Тютчева к совсем еще юной и прекрасной Амалии фон Лерхенфельд, но мы знаем, что в 1833 году поэт, уже давно женатый на другой, написал одно из прекраснейших своих стихотворений «Я помню время золотое...», в котором возлюбленная предстает как центр и средоточие прекрасного мира. Почти через полвека графиня Амалия Адленберг (по второму мужу) навестила смертельно больного поэта, воскресив в его памяти это «время золотое». Ей же посвящено и не менее обаятельное стихотворение 1870 года «Я встретил вас – и все былое...». По свидетельству сослуживца Тютчева Я. П. Полонского, инициалы в заглавии обозначают сокращение переставленных слов «Баронессе Крюденер». А тогда, в конце 1825 года (или в самом начале 1826), возвратившись из полугодового отпуска, проведенного в России, Тютчев узнал, что Амалия обвенчалась с другим, более чиновным и состоятельным его сослуживцем по русскому посольству бароном Крюденером.

 

Когда в 1870 году в Карлсбаде Ф. И. Тютчева посетила его «младая фея» юности, теперь уже далеко не юная, но для поэта навсегда овеянная молодостью, солнцем и ни с чем не сравнимыми воспоминаниями графиня Амалия Адленберг, родились строчки:

 

Я встретил вас – и все былое 
В отжившем сердце ожило, 
Я вспомнил время золотое – 
И сердцу стало так тепло...

 

Сначала Тютчев воссоздает в стихотворении былую любовную атмосферу, когда герой и героиня были молоды, здоровы, когда силы жизни цвели, когда весна наполняла их души. Теперь, встретив бывшую возлюбленную, поэт предается воспоминаниям. Его сердце угадывает то, что было раньше, и вот уже все ощутимее становятся признаки и приметы любви:

 


Как после вековой разлуки,
Гляжу на Вас как бы во сне, –
И вот – слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне...

 

Осень жизни повеяла весной, ее воздух и ее звуки, никогда не умолкавшие, стали слышнее, «встрепенулись» вновь. Поэт чувствует себя овеянным дуновеньем «тех лет душевной полноты». И столь сильно эмоциональное волнение «после вековой разлуки», что встреча эта навевает вовсе не воспоминание о былом – «время золотое» возвратилось на миг, полнота жизни возродилась в самой жизни:

 

Тут не одно воспоминанье, 
Тут жизнь заговорила вновь, –
И то же в вас очарованье, 
И та ж в душе моей любовь!..

 

Однако есть в лирике Тютчева и такие стихотворения, в которых любовь, по-прежнему символизируя жизнь, получает исключительно глубокое и необычное истолкование, психологически очень конкретное и выразительно яркое. В стихотворении «Предопределение» (начало 1850-х годов) Тютчев намеренно спорит с общим мнением, с «преданием», гласящим, что любовь – «Союз души с душой родной/ – Их съединенье, сочетанье». По Тютчеву, любовь двух сердец предполагает не только союз, но и борьбу – «роковое слиянье. И... поединок роковой...». При пристальном и более глубоком, чем привычный, взгляде соединяются разные индивидуальности, разные характеры, разные личности, каждая со своим неповторимым внутренним миром. И это неизбежно ведет к «поединку», причем не в том банальном смысле, будто каждый должен отстоять свое первенство. Совсем напротив. Сердца соединяются любящие и готовые жертвовать друг для друга. Они, любя друг друга, соревнуются, состязаются в нежности. «Борьба неравная» – это битва двух нежных сердец, из которых одно неизбежно оказывается нежнее другого, жертвеннее и потому незащищеннее. Оно и гибнет в первую очередь, потому что больше страдает, больше проявляет участия и больше истрачивает внутренних сил («Любя, страдая, грустно млея, / Оно изноет наконец...») В такой жертвенной любви скрыт подлинный драматизм человеческих отношений, когда любовь вселяет одновременно чувства «блаженства и безнадежности». Она несет с собой жизнь и смерть, потому что одна душа, принося себя в жертву другой, истощается и умирает. 

 

С наибольшей силой, осложненные другими мотивами, эти идеи нашли выражение в знаменитом «денисьевском цикле».  Е. А. Денисьевой Тютчев увлекся в 1850 году. Эта поздняя, последняя страсть продолжалась вплоть до 1864 года, когда подруга поэта умерла от чахотки. Ради любимой женщины Тютчев почти порывает с семьей, пренебрегает неудовольствием двора, навсегда губит свою весьма успешную карьеру. Однако основная тяжесть общественного осуждения обрушилась на Денисьеву: от нее отрекся отец, ее тетка вынуждена была оставить свое место инспектрисы Смольного института, где учились две дочери Тютчева. 

 

Уже в более раннем стихотворении «Люблю глаза твои, мой друг...» Тютчев противопоставляет и сопоставляет два взгляда женщины – «дневной», «пламенно-чудесный», подобный «молнии небесной», вносящий в мир гармонию («Окинешь бегло целый круг...»), и «ночной», в котором чувствуется стихийная буря, неупорядоченная, буйная сила, напоминающая внезапный выход наружу хаотических страстей. 

 

В стихотворениях, обращенных к Денисьевой, чувства женщины всегда оказываются незамутненнее и естественнее сердечных движений мужчины, отягощенного сознанием ее безусловного превосходства над ним и собственного угасания. Женщина находит в себе силы и для неравного поединка со светской толпой, убивающей в конце концов ее живое чувство, и для борьбы за свою любовь, и для стойкости в горе. Каждый новый оттенок ее страсти вызывает в поэте прилив нежности, любви и беспощадное обнажение собственного несовершенства. В этой же доподлинной искренности Тютчева заключен глубочайший нравственный смысл, умножающий сопереживание. Психологическая конкретность ситуаций любовного цикла сочетается в нем с общезначимостью эмоций, с вещими прозрениями, выводящими его из узких сфер интимной лирики к самым сокровенным думам о человеческой душе в ее высших проявлениях и свойствах.

 

«О, как убийственно мы любим...» (1851)

 

«О, как убийственно мы любим...» – третье стихотворение «денисьевского цикла». Это стихотворение (оно состоит из десяти строф, что для Тютчева много) наиболее полно выражает тютчевское представление о любви как о «встрече роковой», как о «судьбы ужасном приговоре». «В буйной слепоте страстей» любимый человек разрушает радость и очарование любви: «Мы то всего вернее губим, / Что сердцу нашему милей!»

 

Тютчев ставит здесь сложную проблему вины человека, нарушившего во имя любви законы света – законы фальши и лжи. Психологический анализ Тютчева в поздней лирике неотделим от этики, от требований писателя к себе и к другим. В «денисьевском цикле» он и отдается собственному чувству, и в то же время проверяет, анализирует его – в чем правда, в чем ложь, в чем заблуждение и даже преступление. Это проявляется часто в самом лирическом высказывании: в некоторой неуверенности в себе и своей правоте. Вина «его» определена уже в первой строчке: «как убийственно мы любим», хотя в самом общем и отвлеченном смысле. Кое-что проясняют «буйная слепота страстей» и их губительность.

 

«Она» – жертва, но не только и не столько эгоистической и слепой страсти возлюбленного, сколько этического «беззакония» своей любви с точки зрения светской морали; защитником этой узаконенной морали у Тютчева выступает толпа: 

 

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло...
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль злую, боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

 

Эти  десять   четверостиший   созвучны  с  историей   Анны  Карениной,   которая  у
Л. Н. Толстого развернута в обширное романное повествование.

 

Таким образом, в «борьбе неравной двух сердец» нежнее оказывается сердце женщины, а потому именно оно неизбежно должно «изныть» и зачахнуть, погибнуть в «поединке роковом». Общественная мораль проникает и в личные отношения. По законам общества он – сильный, она – слабая, и он не в силах отказаться от своих преимуществ. Он ведет борьбу с собой, но и с ней тоже. В этом «роковой» смысл их отношений, их самоотверженной любви. «В денисьевском цикле, — пишет Н. Берковский, – любовь несчастна в самом ее счастье, герои любят и в самой любви остаются недругами». Вероятно, это оттого, что, чем выше духовное содержание любви, тем выше способность проникаться душевной жизнью любимого человека настолько, чтобы переходить на позиции чужого «я», как на свои собственные. Но в этом «романе» есть и еще один смысл, обычный для русской литературы: сильный ищет спасения у слабой, защищенный – у беззащитного.

 

Как бы то ни было, «последняя любовь» Ф. И. Тютчева, как и все его творчество, обогатила русскую поэзию стихами необыкновенной лирической силы и духовного откровения.


Контрольные вопросы

 

  1. Прочитайте стихотворение «Предопределение». Подумайте, что вкладывает поэт в словосочетание «поединок роковой».
  2. Сравните стихотворения Пушкина «К***» («Я помню чудное мгновенье...»), Тютчева «Я встретил Вас...» и Фета «Сияла ночь...». Расскажите о своих наблюдениях.
  3. Какие мотивы становятся центральными в тютчевской любовной лирике? Что нового вносит поэт в звучание этой темы?


Несмотря на то, что Тютчев полного выхода из любовной трагедии не нашел, поэт стремится преодолевать трагическое мироощущение. Поэт остается открытым как своему прошлому, так и самому чувству влюбленности, верным памяти своих возлюбленных. Любовь в понимании Тютчева – самое большое потрясение в жизни человека. Именно любовь наполняет смыслом, внутренним горением, заставляет содрогаться человеческое сердце, способствует взлету человеческого разума и одухотворенности всего миропорядка.

 

А.А.Фет. Жизнь и творчество. Теория «чистого искусства». Пейзажная и любовная лирика

Русская литература XIX века

  • Обучение грамоте. Письмо. Первая учебная тетрадь

    Русский язык

  • Язык и речь

    Русский язык

  • Числа от 1 до 100. Счёт десятками.

    Математика